Обмен учебными материалами


Елена Гилберт стала на мягкую траву, губчатые листики располагались ниже ее ног. 2 страница



не могла дождаться увидеть прежний город, невредимый и побыть со Стефаном, хотя бы раз,

не сражаясь с каким-то ужасным злом, побыть просто обычной парочкой.

Тетя Джудит усмехнулась. "Итак, еще один ленивый день, мм? Я рада, что у тебя будет приятное лето, прежде чем ты пойдешь

в колледж, Елена. Ты так много работала весь прошлый год."

"Ммм",- пробурчала Елена, разрезая вафлю. Она надеялась, что Стражи определили ее в Далкрест,

маленький колледж в паре часов отсюда, как она и просила.

"Залезай, Мегги",- сказал Роберт, намазывая масло на вафлю для малышки. Маргарет вскарабкалась на стул,

и Елена улыбнулась этой заметной привязанности на лице Роберта. Маргарет явно была его любимицей.

Уловив взгляд Елены, Маргарет зарычала и протянула ей тигрушку через стол. Елена

отпрянула. Малышка издала рык и ее лицо преобразилось во что-то свирепое.

"Он хочет съесть тебя своими большими зубами",- сказала Маргарет охрипшим детским голосом. "Он пришел схватить

тебя."

"Маргарет!",- прикрикнула тетя Джудит так, что Елена вздрогнула. Дикий взгляд Маргарет сразу напомнил ей о

кицунэ, о девочках, которых они свели с ума. Но тогда Маргарет широко усмехнулась и ткнулась мордой тигрушки

Елене в руку.

Позвонили в дверь. Елена засунула последний кусочек вафли в рот. "Это Стефан",- невнятно сказала она.

"Увидимся позже". Она вытерла губы и проверила прическу перед зераклом до того, как открыла дверь.

И это был Стефан, красивый как всегда. Изящные римские черты, высокие скулы, классический

прямой нос, чувственный изгиб рта. Его солнечные очки болтались в руке и его зеленые

глаза всматривались в нее взглядом истинной любви. Елена невольно широко улыбнулась.

О, Стефан, мысленно сказала она, я люблю тебя, я люблю тебя. Так восхитительно быть дома. Я все время скучаю по

Деймону и хотела бы сделать что-то иначе и спасти его - я не могу

не думать о нем - но также я не могу ничего поделать и чувствую себя счастливой.

Стоп. Она почувствовала как кто-то нажал на тормоз и ее прижало ремнем безопасности.

Хотя она посылала Стефану слова с огромной волной привязанности и любви,

отклика не было и не было чувств в ответ. Как будто была невидимая стена между ней и

Стефаном, преграждая ее мысли к нему.

"Елена?",- сказал Стефан вслух с неуверенной улыбкой.

Оу. Она и представить себе не могла. Она даже не подумала об этом.

Когда Стражи забирали ее силы, они должны были забрать все. Включая ее телепатическую

связь со Стефаном. Общение затянется... Она была уверена, что еще услышит его и обнаружит его мысли, даже после того, как

она потеряла связь с Бонни. Но связь пропала совсем.

Наклонившись вперед, она притянула его за рубашку к себе и неистово поцеловала.

Слава Богу, подумала она, когда почувствовала знакомое, утешительное ощущение, охватившее их разум. Губы Стефана

изогнулись в улыбке прямо на ее губах.

Я думала, что потеряла тебя, говорила она мысленно, что не смогу больше прикоснуться к тебе, как сейчас. В отличие

от телепатической связи между ними, как она знала, мысли достигали Стефана не в виде слов, а как

образы и чувства. От него она чувствовала бессловесный мощный поток неизменной любви.

Кто-то сзади многозначительно откашлялся. Елена неохотно отпустила Стефана и обернулась, тетя

Джудит наблюдала за ними.

Стефан выпрямился смущенно краснея и с робким опасением во взгляде. Елена

усмехнулась. Ей нравилось, что он прошел через ад, в буквальном смысле, но боялся огорчить тетю Елены. Она накрыла

Загрузка...

его руку своей, давая понять, что тетя Джудит сейчас не против их отношений, но

теплая улыбка и приветствие тети Джудит сделали это за нее.

"Привет, Стефан. Вернитесь к шести, хорошо, Елена?",- попросила тетя Джудит. "У Роберта поздняя встреча,

и я подумала, что ты, Маргарет и я могли бы вместе устроить девичник." Она смотрела с надеждой и сомнением,

как кто-то постучавшийся в дверь, которую могли захлопнуть перед носом. Живот Елены скрутило от чувства вины. Я что

избегала тетю Джудит все лето?

Она вообразила, что если бы не умерла, могла бы она так энергично продвигаться по жизни и нервировать

семью, которая хотела удержать ее дома и в безопасности. Но эта Елена знала лучше, знала как повезло ей, что у нее

есть тетя Джудит и Роберт. Кажется, этой Елене много всего надо наверстать.

"Звучит здорово!",- сказала она жизнерадостно, приклеив ослепительную улыбку на лицо. "Могу пригласить Бонни и

Мередит? Они любят девичники." Было бы приятно, подумала она, сидеть в кругу друзей, которые,

как и она, не имеют представления, что происходит в этой версии Феллс-черч.

"Замечательно" сказала тетя Джудит, глядя счастливо и спокойно. "Хорошо проведите время, детки".

Когда Елена направилась к двери, маргарет выбежала из кухни. "Елена" сказала она, плотно обхватывая руками

Елену за талию. Елена наклонилась и поцеловала ее в макушку.

"Увидемся позже, кролик" сказала она.

Маргарет жестом попросила Елену и Стефана встать на колени,а затем приблизила губы к их ушам. "Не

забудьте вернутся в этот раз" прошептала она, прежде чем вернулась внутрь.

На мновение, Елена просто застыла стоя на коленях. Стефан сжал ее руку, потянув ее вверх, и даже без

их телепатической связи, она знала, что они думали об одном и том же.

Когда они отошли от дома, Стефан обхватил ее за плечи. Его зеленые глаза пристально посмотрели на нее,

и он наклонился вперед, чтобы коснуться легким поцелуем ее губ.

"Маргарет маленькая девочка," сказал он твердо. "Это может просто означать, что она не хочетчто бы ее старшая сестра уходила. Возможно

она волнуется из-за того что ты уезжаешь в колледж"

"Может быть",- прошептала Елена, пока Стефан окутывал ее своими объятиями. Она вдыхала свежий запах леса, исходивший от него,

и чувствовала, что ее дыхание успокаивается и узел в животе отпускает.

"А если нет", медленно сказала она, "мы решим это. Как всегда. Но прямо сейчас я хочу увидеть то, что

Стражи дали нам."

Мало что изменилось, это больше всего удивило Елену. Она понадеялась, что Стражи восстановят

Феллс-черч. И они не подвели.

Последний раз она видела город, когда, наверное, четверть домов была в руинах. Они были сожжены

или разгромлены, какие-то уничтожены полностью, какие-то только наполовину, полицейская лента угнетающе болталась

на останках от входных дверей. Вокруг и за пределами разрушенных домов выросли деревья и кустарники и невероятно вытянулись,

виноградные лозы скрывали развалины, придавая улицам маленького городка вид древних джунглей.

Теперь Феллс-черч был, в основном, таким, как его помнила Елена. Картинка на открытке - безупречный

южный городок с домами с глубокими верандами, окруженными ухоженными цветниками и большими старыми деревьями.

Светило солнце и воздух был теплым, обещая жаркий и влажный летний день Вирджинии.

В нескольких кварталах отсюда доносился приглушенный шум гозонокосилки, и воздух был наполнен запахом скошенной травы.

Дети Кинкейдов из дома на углу вытащили свой бадминтон и перекидывали воланчик

туда-сюда, самая младшая помахала Елене и Стефану, когда они проходили. Все возвращало Елену

назад, в те долгие июльские дни прошлого лета ее жизни, когда ей все было знакомо.

Хотя Елена не просила вернуть ее старую жизнь. Ее точные слова: я хочу новую жизнь, сохранив мою подлинную

прежнюю жизнь. Она хотела бы, чтобы Феллс-черч был таким как сейчас, месяцы спустя, как если бы зло

никогда не появлялось в городе в начале ее выпускного года.

Но она не представляла, насколько могут раздражать эти мелкие перемены. Домик в колониальном стиле

посреди следующего квартала был выкрашен в поразительный оттенок розового и старый дуб перед лужайкой

был вырублен и заменен цветущим кустом.

"Хах." Елена повернулась к Стефану, когда они проходили мимо дома. "Миссис Макклоски должно быть умерла или переехала

в дом престарелых." Стефан беспомощно посмотрел на нее. "Она бы никогда не позволила им выкрасить свой домик в такой цвет.

Там должно быть новые жильцы",- объяснила она, слегка дрожа.

"Что такое?",- сразу отозвался Стефан, восприимчивый к ее настроению как всегда.

"Ничего, просто..." Елена старалась улыбаться, заправляя локон шелковых волос за ухо. "Она обычно

кормила меня печеньем, когда я была маленькой. И странно осознавать, что она могла умереть по естественным причинам, пока мы

отсутствовали."

Стефан кивнул, и они молчаливо пошли к центру Феллс-черч. Елена обратила внимание,

что ее любимый кофейный магазинчик превратился в аптеку, она схватила Стефана за руку.

"Стефан. Смотри."

К ним направлялись Изобел Сэйту и Джим Брайс.

"Изобел! Джим!"- закричала Елена радостно и побежала к ним. Но Изобел напряглась в ее объятиях, и Джим

выглядел удивленным.

"Оу, привет?"- сказала Изобел, сомневаясь.

Елена тут же отпрянула. Упс. В этой жизни она даже незнакома с Изобел? Они же были в школе

вместе, само собой. Джим выводил в свет Мередит пару раз до того, как начал встречаться с Изобел,

и Елена не могла быть хорошо с ним знакома. Но, возможно, она даже не общалась с заучкой

Изобел Сэйту до появления кицунэ в городе.

Елена напряженно думала, пытаясь сообразить как выкрутиться из этого и не показаться сумасшедшей. Но теплая

волна счастья поднялась в ее груди, удерживая от восприятия проблемы слишком серьезно. Изобел была

в порядке. Она столько страдала в руках кицунэ: сделала себе жуткие проколы, так сильно разрезала свой

язык, что даже после освобождения от рабства кицунэ говорила невнятно.

Хуже всего, богиня кицунэ находилась в доме Изобел все это время, притворяясь

бабушкой Изобел.

А бедный Джим... Заразившись от Изобел, Джим отрывал от себя куски и поедал собственную плоть. И вот он здесь,

красивый и легкомысленный, хотя немного смущенный, как всегда.

Стефан широко улыбнулся и Елена не переставая хихикала. "Простите, ребята, я просто... так счастлива видеть знакомые

лица из школы. Знаете, я похоже скучаю по старой славной школе Роберта Е. Ли. Кто бы подумал?"

Это было довольно неубедительное объяснение, но Изобел и Джим засмеялись и закивали. Джим неловко откашлялся и

сказал: "Да, хороший был год, не так ли?"

Елена снова засмеялась. Не смогла помочь самой себе. Хороший год.

Они немного поболтали и Елена мимоходом спросила: "Изобел, как поживает бабушка?"

Изобел беспомощно посмотрела на нее. "Моя бабушка?"- сказала она. "Ты меня с кем-то перепутала.

Обе мои бабушка умерли давно."

"О, я ошиблась." Елена попрощалась и ухитрилась сдерживать себя до того, как Изобел и Джим покинули

пределы слышимости. Потом она взяла Стефана за руки, притянула к себе и подарила ему беззвучный поцелуй, ощущая

удовольствие и ликование, передающиеся друг другу.

"Мы сделали это",- сказала она, завершив поцелуй. "Они в порядке! И не только они." Став более серьезной, она

всмотрелась в его зеленые глаза, такие серьезные и добрые. "Мы сделали что-то по-настоящему важное и удивительное,

да?"

"Да",- согласился Стефан, но она не могла не заметить что-то жесткое в его голосе, когда он говорил.

Они шли, держась за руки, не обсуждая это, они направились на окраину города, пересекая Викери

Бридж и взбираясь на холм. Они повернули к кладбищу, мимо разрушенной церкви, где скрывалась Кетрин,

и спустились в маленькую лощину, где была более новая часть кладбища.

Елена и Стефан присели на аккуратно постриженную траву рядом с большим мраморным надгробием с вырезанной надписью "Гилберт"

на лицевой стороне.

"Привет, мам. Привет, пап",- прошептала Елена. "Простите, что так долго не была."

Раньше, в ее прошлой жизни, она часто навещала могилу родителей, просто чтобы поговорить. Она чувствовала, будто

они могут как-то слышать ее, что они желают ей добра из какой-угодно высшей сферы, где они оказались. Это

всегда улучшало настроение, когда она рассказывала им о своих проблемах, а до того ее жизнь получалась такой сложной, она

рассказывала им все.

Одной рукой она нежно прикоснулась к именам и датам, вырезанным на надгробии. Елена склонила свою

голову.

"Это моя вина, что вы погибли",- сказала она. Стефан издал мягкий шумок несогласия, и она обернулась посмотреть на

него. "Так и есть",- сказала она, обжигая взглядом. "Стражи так мне и сказали."

Стефан вздохнул и поцеловал ее в лоб. "Стражи хотели убить тебя",- сказал он. "Сделать одной

из них. Но вместо этого нечаянно убили твоих родителей. И здесь не больше твоей вины, чем если бы они стреляли в тебя

и промахнулись."

"Но я отвлекла отца в ответственный момент и создала аварию",- сказала Елена, сжимая свои

плечи.

"Так сказали Стражи",- ответил Стефан. "Но они и не хотели, чтобы прозвучало, что это их ошибка. Они не любят

признавать, что совершают ошибки. Но остается фактом, что несчастный случай, погубивший твоих родителей не

произошел бы, если бы там не было Стражей."

Елена опустила глаза, скрывая слезы, заполнившие их. Слова Стефана были правдой, думала она, но

она не могла заткнуть хор "моявинамоявинамоявина" в своей голове.

Несколько диких фиалок росли слева от нее, она сорвала их, рядом с пятнышком из лютиков. Стефан

присоединился, передавая ей веточку водосбора с желтыми цветами в форме колокольчика, чтобы добавить к ее крошечному

букетику полевых цветов.

"Деймон никогда не доверял Стражам",- сказал он тихо. "Ну он - они не сильно задумывались

о вампирах. Но после всего, что..." Он потянулся за высоким стеблем "кружева Королевы Анны" (цветок дикой моркови), растущим у соседнего

надгробия. "Деймон очень тонко чувствует проявление лжи - ложь людей самим себе и

ложь которую они говорят другим людям. Когда мы были маленькими, у нас был наставник - священник, не меньше, - которого я любил, и

которому доверял мой отец, и которого Дамон презирал. Когдам этот человек сбежал с золотом моего отца и молодой девушкой из

города, Дамон был единственным кто не был удивлен." Стефан улыбнулся Елене. "Он сказал что

глаза наставника были фальшивыми. И он говорил слишком гладко." Стефан пожал плечами. "Мой отец и я никогда не замечали этого.

Но Дамон заметил.

Елена робко улыбнулась. " Он всегда знал когда я не была полностью честна с ним" Она

увидела вспышку из своих воспоминаний:глубокие черные глаза Дамона держали ее, его зрачки расширились как у кошки, его голова

склонилась набок когда их губы встретились. Он отвернулась от теплых зеленых глаз Стефана, которые так отличались от темных глаз Дамона

и закрутила стебель "кружева королевы Анны" вокруг остальных цветов. Когда букетик был

завязан, она положила его на могилу родителей.

"Я скучаю по нему, мягко сказал Стефан. Был момент, когда я мог бы подумать.. что его смерть может

принести облегчение. Но я так рад, что мы объединились - что снова были братьями - до того, как он умер". Он

нежно коснулся подбородка Елены и поднял ее голову так, что ее глаза снова встретились с его. "Я знаю, ты

Любила его, Елена. Это нормально. Ты не должна притворяться."

Елена тихонько ахнула от боли.

Как будто темная дыра была внутри нее. Она могла смеяться и улыбаться и восхищаться восстановленным городом;

она могла любить свою семью, но все время была эта тупая боль, это ужасное ощущение потери.

Наконец, дав волю своим слезам, Елена упала в объятия Стефана.

"О, моя любимая",- сказал он, его голос прервался, и они заплакали вместе, находя утешение в ощущении тепла друг друга.

Мелкий пепел падал долгое время. Теперь все наконец улажено и маленькая луна Загробного мира была

покрыта толстым, липким слоем пыли. Здесь и там опалесцирующая жидкость на обугленной

черноте была похожа на радужные разводы на нефтяном пятне.

Все бездвижно. Теперь, когда Великое Дерево рассыпалось, ничего живого здесь не было.

Гораздо ниже поверхности разрушенной луны лежало тело. Его отравленная кровь перестала течь и он

лежал, не двигаясь, не чувствуя, не видя. Но капли жидкости, впитываясь в его кожу, питали его, и тихий звук

волшебной жизни монотонно застучал.

Время от времени вспышки сознания пробуждались в нем. Он забыл, кто он такой и как он

умер. Но там, где-то глубоко внутри него, был голос, ясный, приятный, хорошо ему знакомый, который говорил

ему: "Сейчас открывай глаза. Давай иди. Давай иди. Иди." Это было утешение, и его последний проблеск разума

задержался на мгновение дольше, просто услышать это. Он не вспомнил бы чей это голос, хотя

что-то в этом напоминало о солнечном свете, золоте и ляпис-лазури.

Давай вставай. Он ускользал, последний проблеск тускнел, но все было хорошо. Было тепло и уютно,

и теперь он был готов идти. Голос будет поддерживать его всю дорогу в... в куда бы он ни шел.

До того, как последняя вспышка разума почти угасла, другой голос - резче,

повелительнее, голос кого-то, кому он привык подчиняться - заговорил в нем.

"Ты нужен ей. Она в опасности."

Он не мог подняться. Пока нет. Тот голос мучительно теребил его, поддерживая жизнь.

С резким толчком все зашевелилось. Как если бы его выдернули из мягкого, уютного места, он

неожиданно сильно замерз. Все болело.

В глубине пепла его пальцы дернулись.

"Ты волнуешься, что завтра приедет Аларик?", спросил Мэт. "Он везет свою подругу исследователя Селию,

верно?"

Мередит толкнула его в грудь.

"Ох!" Мэта качнуло назад, дыхание сбилось, несмотря на то, что на нем был защитный жилет. Мередит

завершила прием, пнув Мэтта в бок, и он рухнул на колени, едва успев поднять

руки и блокировать прямой удар в свое лицо.

"Ой!" сказал он. "Мередит, сделаем перерыв, ладно?"

Мередит приняла изящную позу тигрицы, перенося вес тела на заднюю ногу, а передняя, тем временем,

отдыхала, слегка опираясь на мысок. Лицо было спокойным, глаза холодными и бдительными. Она выглядела готовой к броску, если

Мэтт хоть как-то пошевельнется.

Когда он пришел на дружеский бой с Мередит - помочь ей поддержать навыки охотника-убийцы на высшей планке-

Мэтт удивился, почему она вручила ему шлем, капы (защита для зубов), перчатки, щитки и жилет, когда

на ней была только черная блестящая форма для тренировок.

Теперь он знал. Он не смог даже приблизиться к ней для удара, пока она нещадно его мутузила. Мэтту

полегчало, когда он приподнял жилет и уныло почесал бок. Он надеялся, что ребро не сломано.

"Готов продолжить?"- сказала Мередит, поднимая бровь с вызовом.

"Пожалуйста, нет, Мередит",- произнес Мэтт, поднимая руки с капитуляцией. "Давай перерывчик. Чувство, будто

ты избивала меня несколько часов."

Мередит подошла к небольшому холодильнику в углу комнаты отдыха ее семьи и бросила Мэтту бутылку

воды, потом опустилась на мат рядом с ним. "Прости. Не предполагала, что меня так занесет. Я раньше никогда не тренировалась на

друзьях."

Посмотрев вокруг и сделав длинный спокойный глоток, Мэтт потряс головой. "Я не знаю, как тебе удавалось

сохранять это место в тайне так долго." Подвал переделали в прекрасное место для тренировок:

метательные звезды, ножи, мечи, посохи самых разных видов были прикреплены к стене, боксерская груша висела

в одном углу, в то время как набитый манекен располагался в другом. Пол был застелен матами, а одна стена была

полностью зеркальной. В центре стены напротив висел боевой посох: особое оружие для битвы

со сверхъестественным, который передавался в семье Мередит из поколения в поколение. Он был смертельным, но

изящным, рукоять украшена драгоценнными камнями, наконечник мог пронзить серебром, деревом, и белым пеплом, и

иглами, пропитанными ядом. Мэтт смотрел настороженно.

"Ну",- сказала Мередит, отворачиваясь, "семья Суарез всегда хорошо хранила секреты." Она

начала двигаться в стиле таэквондо: шаг назад, блокировка двумя кулаками, шаг влево вперед, провернуть обманный

удар. Она была грациозна, как стройная черная кошка в своем тренировочном костюме.

Через миг Мэтт покончил с бутылкой воды, вскочил на ноги и начал повторять ее движения.

Левый двойной удар спереди, влево внутрь блока, двойной удар рукой. Он знал, что был на пол-удара позади и чувствовал

себя неуклюже и неловко рядом с ней, но нахмурился и собрался. Он всегда был хорошим спортсменом. Он

тоже это сможет.

"Более того, я не унижаю здесь тех, кто сопровождал меня на бал",- сказала Мередит после круга,

полусмеясь. "Не сильно прячешься." Она наблюдала за Мэттом в зеркало. "Нет, блок ниже левой рукой и

выше правой, вот так." Она показала ему заново, и он повторил ее движения.

"Хорошо, да",- сказал он, только вполовину обращая внимание на свои слова, фокусируясь на позиции. "Но ты могла бы

рассказать нам. Мы - твои лучшие друзья." Он продвинул левую ногу вперед и передразнил Мередит,

пихаясь локтем. "Во всяком случае, ты могла бы сказать после событий с Клаусом и Кетрин",- поправил он.

"Прежде, чем мы бы подумали, что ты сошла с ума."

Мередит пожала плечами и опустила руки, и Мэтт повторил до того, как понял, что эти жесты

не из таеквондо.

Сейчас они стояли бок о бок, глядя друг на друга в зеркале. Спокойное и утонченное лицо Мередит выглядело

бледным и измученным. "Я была воспитана так, чтобы хранить свое наследие охотника-убийцы в глубокой темной тайне",- сказала она.

"Чтобы рассказать кому-то - это даже не обсуждалось. Аларик тоже не знает."

Мэтт отвернулся от Мередит в зеркале и изумленно уставился на настоящую девушку. Аларик и Мередит были

практически помолвлены. У Мэтта никогда ни с кем не было ничего серьезного, девушкой, которую он скорее всего бы полюбил,

была Елена, но, очевидно, этого не случилось, но он как бы понял, что если посвящаешь свое сердце

кому-то, ты рассказываешь ему обо всем.

"Разве Аларик не исследователь сверхъестественного? Ты не думаешь, что он бы понял?"

Нахмурившись, Мередит снова пожала плечами. "Возможно,"- сказала она с ноткой раздражения и пренебрежения, "но я не

хочу быть объектом для изучения или исследований, не больше, чем хочу свести его с ума. Но так как ты и

остальные уже знаете, я должна ему рассказать."

"Хм". Мэтт потер больной бок снова. "Не потому ли ты лупила меня так агрессивно? Потому что

беспокоишься о разговоре с ним?"

Мередит встретилась с ним глазами. Черты ее лица все еще напряжены, но озорной блеск засиял в ее

глазах. "Агрессивно?",- спросила она сладким голосом, возвращаясь к позе тигрицы. Мэтт ответил улыбкой, растянувшей

уголки его губ. "Ты еще ничего не видел."

Елена осмотрела ресторан, подобранный Джудит, с каким-то ошеломляющим ужасом. Писк машин для видеоигр

боролся за внимание со старомодными аркадами вроде Whac-A-Mole и Skee-Ball. Букеты

ярких цветных шариков мельтешили над каждым столом, и какофония песенок исходила из разных углов

от поющих официантов, разносящих пиццу за пиццей. Казалось, что сотни детей носились по

полу с визгом и хохотом.

Стефан проводил ее до ресторана, но оглядев неоновую раскраску с тревогой, войти не согласился.

.

"Не буду навязываться на девичник",- пробормотал он и исчез так быстро, что Елена

заподозрила использование вампирской скорости.

"Предатель",- проворчала она, перед тем, как осторожно открыла ярко-розовую дверь. После их совместного посещения

кладбища она чувствовала себя сильнее и счастливее, но она хотела бы получить поддержку еще и здесь.

"Добро пожаловать в Счастьеград"-, щебетала неестественно оживленная хозяйка. "Столик на одного или назначена

вечеринка?"

Елена подавила дрожь. Она не могла представить никого, желающего посетить место, подобное этому


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная